Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Droid 5.5

Коломбо



У нас во дворе, до самой своей смерти, проживал алкаш по прозвищу Коломбо. О своём сходстве с культовым персонажем он знал и явно этот персонаж косплеил, раздобыв даже где-то светлый плащ. Он подходил к коллегам бочком, характерно сощурясь, а те кричали ему, радуясь, как дети:

— Ёб твою мать! Коломбо! Пошли бухать, Коломбо!

— Идите нахуй, — неизменно отвечал Коломбо, вызывая тем самым ещё более радостный смех. Но на самом деле, конечно же, соглашался и очень скоро напивался с друзьями до полной кондиции.

Потому что настоящая, а не дутая знаменитость никогда не задирает нос.
Droid 5.5

Могила Кондукэтора



Непростой был деятель, жестокий, взбалмошный. Исполненный прегрешений, как, впрочем, всякий человек власти. С точкой пули в своём конце.

И эта точка, в конечном итоге, всё искупает. Всё искупает суровая ветеранская могила, с простым крестом и красной солдатской звёздочкой, и кондовая сермяжная бабка, пришедшая крест поцеловать. «Наши мёртвые нас не оставят в беде, наши павшие как часовые», — думает, наверное, бабка. После многих лет абсолютной власти — рядовым возвращение в строй посмертно. Первой крупной жертвой Нового Мирового Порядка, упрямым жертвенным тираном в шапке-пирожок, до конца отстаивавшим уже невозможную независимость своей страны от расползающейся по всему земному шару демократии жирных.
Collapse )
Droid 5.5

Заводной апельсин Майдана

Товарищ У специально для hvylya.org

Annoying orange

Всё это было, было, было. Майдан, без приставки «евро», он ведь был уже, ровно девять лет назад (не дотянули годик до круглой даты), куда более могучий и брутальный. История, как известно, повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса; здесь, всё-таки, оба раза больше тянут на фарс — на протяжении непрерывной трагедии народной, от тягостного ощущения которой он, народ, фарсом этим и спасается.

Что дела у нас тут везде, на постсоветском пространстве, швах, не вызывает сомнения ни у кого — ни у бабки, что в поисках провианта исследует мусорный бак, ни у владельца автостоянки, который, несмотря на достигнутую зажиточность, с не меньшим рвением исследует интернет, мучительно выбирая, куда свалить. Украина изобрела свой метод коллективной психотерапии. Майдан — не только площадь Тахрир, но и площадь Сан-Марко. Когда страсти доходят до критической точки, нация выходит на красочный нигилистический карнавал, сравнимый с венецианским если не по разнообразию костюмов, то по массовости и накалу так уж точно. (Встречаются, впрочем, и разнообразнейшие вышитые рубашки, я сам видел маленькую комнатную собачку в прелестной вышиванке.) Троллинг властей предержащих, по-малороссийски ядрёный и солёный, начинается! «Разом нас багато, нас не подолаты» и т. п. Всегда бесстыдные и безнаказанные люди власти мрачнеют, сдёргивая жалюзи в кабинетах и ручки в унитазах.

Сегодня, впрочем, уже не сдёргивают: власть научилась пользоваться Майданом и довольно успешно и спокойно им рулит, пользуя в международном торге. А в 2004-м посредством народных стояний и гуляний удалось даже провернуть какую-никакую «рокировочку» в чиновных верхах. Над ним, над Майданом, носился всё же тогда дух революции, чёрной молнии подобный.

Читать дальше на http://hvylya.org/analytics/politics/zavodnoy-apelsin-maydana.html
Funes

Oglinda. Inceputul adevarului

aarina навела: http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3778303.

Румынский фильм 1994 года о маршале Антонеску. Начинается со знаменитых документальных кадров казни: мороз по коже и почтительный ужас. В двубортном тёмном костюме, белый платок в нагрудном кармане, стремительно шагает он по поляне - в группке соратников, на расстрел. Гордая осанка, суровое и сосредоточенное лицо центуриона - уже у последнего столпа едва заметная, мимолётная улыбка, надменно сдержанная, прощальный салют рукой, в руке зажата фетровая шляпа. Ба-бах! Кондукатор падает, как скошеный сноп, это банальное сравнение здесь сразу приходит на ум. Ещё живого, лежащего на боку, его несколькими залпами добивают палачи - сначала один, потом второй...

И толстозадый доктор, регистратор смерти, полезший было щупать пульс, испуганно отскакивает, когда раздаётся первый контрольный выстрел.

Таким образом, товарищи, с самого начала мы понимаем, что нам покажут историю личности незаурядной, блистательной и суровой, способной смотреть неминуемой смерти в лицо, не дрогнув, не поведя и бровью. Враг не враг, преступник не преступник, политик не политик, перед нами настоящий романский самурай, человек железный и неколебимый. Вот каким вступлением режиссёр задаёт тон своему пафосному повествованию! А повествование действительно пафосно донельзя, исполненное неприличного по нашим временам, отчаянного совершенно романтизма. Герои разговаривают большей частью лозунгами, мундиры у них ядовито-ярких цветов, немцы без зазрения совести разъезжают на КрАЗах, а все коммунисты гады, за исключением того, что плохо кончит. Странным образом это картину не портит, возможно потому, что мы привыкли к подобному пафосу с другой, нашей стороны. Своим, исконным пафосом мы перекормлены, а вот этот постигаем впервые - хотя традиционные советские перестрелки в духе "одним махом семерых убивахом" создают стойкое ощущение дежа вю. Дословный перевод названия - "Зеркало. Начало правды". Если палку перегнули в одну сторону, правда, возможно, действительно начинается с того, чтобы перегнуть её в другую. Режиссёр, кстати, социалистической ещё закалки, снимал фильмы про комиссара Молдавана - а в данной кинокартине играет немецко-фашистского генерала Фриснера, во как...

Безусловная жемчужина картины - исполнитель главной роли; отлично играет, и действительно очень похож на Антонеску. Здесь также видим одного из самых необычных гитлеров кино, широкоплечего блондина-метросексуала. Бессмыслен донельзя, но наконец и Гитлера представили как-то оригинально, вопреки набившим оскомину клише. Неприятный молодой человек король Михай убедителен. Замечателен грустный лирический саундтрек во время последнего слова маршала на суде. Прекрасен румынский язык (к счастью, я смотрел фильм с субтитрами), музыка воинов и землепашцев в нём звучит... Запомнилось, что "война" по-румынски - "разбой". "Да" - таки "да".

Нравится он нам или нет, дегероизировать маршала Антонеску не получилось. Народы сами выбирают своих героев - так повелось, выбирают среди таких вот ужасающих, жестоких и фанатичных кадров, одинаково беспощадных к себе и к другим. Кстати, второй диктатор Румынии, тот самый, что начинал подручным сапожника, встретил свою смерть не менее мужественно.

Funes

На смерть полковника


Недостихотворение-недонекролог

Не потрафило.
Солнце Африки выгорело,
В бесконечность
Двигая
Измочаленный выстрелами горизонт.
В холодную вечность
Рванули
На страданий джипе,
Мукой пылая.
Не остановиться.
Зелёная книга
Красной закончилась страницей.
Помните — сжимая в горе зонт,
Выходили в эфир
Криками хриплыми
В Триполи,
Дождями и бунтами дрипаном?
Сегодня Вы без хрипа,
Без гнева,
Без времени,
Без изьяна.
Вашей дороги
Нету нынче в путеводителе.
Облепленный обезьянами,
Что Вы, полковник, видели
Сквозь кровавые слёзы
Своей предсмертной тоски?
Collapse )
Droid 5.5

ÜberHolmes


В поддержку инициативы.

Лучший Шерлок Холмс в кино, как и должно быть, именно этот, английский — мистер Джереми Бретт. После него не представляешь другого Холмса, и даже наш советский товарищ Ливанов, с детства всеми любимый, смотрится не столько Шерлоком, сколько каким-то добродушным Винни-Пухом, тихим психоаналитиком без размаха и гениальности. Да, Бретт играет гения гениально, — как и полагается гению. Одержимость, буйство, поэтизм высшей пробы. «Все вокруг героя превращается в трагедию», говаривал Фридрих Ницше. Он же: «Если долго смотреть вглубь бездны, бездна смотрит вглубь тебя». Блистательный Холмс Джереми Бретта — тот, кто смотрит в бездну, обладатель индивидуальной, чудовищной бездны, бездны, которая всегда с ним.

Трагедия Шерлока Холмса — его интеллектуальное совершенство. Великий ум неизбежно соседствует с великой страстью, и чем более велик ум, тем более велика страсть — с этим ничего не может поделать даже его обладатель-übermensch. Человек, поставивший целью своей жизни торжество чистого, холодного разума, считает опасной и враждебной всякую эмоцию, всякое чувство; но страсти его так велики, что даже сверхволя и сверхразум не могут их подавить. О, как играет это великое и неразрешимое противоречие Джереми Бретт! Какие страсти кипят под этим наглухо застегнутым черным сюртуком! Как божественно, нечеловечески он красив — нервный, тонкий, измученный, бесконечно одинокий, бесконечно сильный и бесконечно уязвимый. Ничего страшного, что второй из бреттовских ватсонов играет скверно — уж какие здесь ватсоны…

Образ, созданный Бреттом, конечно же, куда глубже конан-дойловского. Как артист он оказался настолько силен, что поглотил даже такой мощный персонаж, победил его, сделал собой: в последних сериях картины, когда Бретт стремительными шагами шел к своей смерти, зритель видел не его, а Шерлока, в последнем пути, слезы прощания не только Джереми Бретта, но и Шерлока Холмса стояли в этих покрасневших, больных очах… Я не знаю более впечатляющего воплощения в кино литературного персонажа, и какого персонажа! Пользуясь случаем, призываю всех принять участие в инициативе: http://ru.bafta4jb.com/. Не поленитесь, сделайте это, пусть Джереми Бретт и не нуждается в наградах, — должна же в этом мире быть хоть толика справедливости, а в этой толике — хоть толика наших усилий.

P.S.
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1656668
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1785795
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2531269
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3383731

Droid 5.5

Запрещенные Новости-304. Дао Стива

Умер, как жил. Не о каждом скажешь такое, и не каждому повезет так умереть.

4 сентября 2006 года новостные каналы разнесли по миру скорбную весть: на съемках очередного документального фильма о дикой природе трагически погиб легендарный «охотник за крокодилами» Стив Ирвин.

«Трагически погиб» — не просто дежурный словесный оборот. У каждого героя должна быть своя трагедия, — иначе он не будет героем. Ирвин, неизменно веселый и радостный, заражающий созерцателей голубых экранов своей первобытной добротой, мог обрести свою трагедию только в смерти — в жизни он неизменно оказывался сильнее. И он обрел ее в самый неожиданный момент, исполненный оптимизма и жизненной силы.

«За всю свою карьеру натуралист и шоумен Стив Ирвин ни разу не получил ни одной серьезной травмы, притом что со всеми рептилиями и хищниками общался сам, трюки выполнял тоже сам и не боялся приближаться на самое близкое расстояние к животным», — написала сразу после трагедии российская газета «Труд». Травмы все же бывали и раньше. «Неоднократно Ирвин бывал в ситуациях, когда его жизнь буквально висела на волоске. У него было большое количество ранений, полученных при контактах с животными. Как рассказывал сам Стив, в первый раз он получил серьезное повреждение в начале 90-х, когда нырнул с носа лодки на крокодила. Крокодил сидел на скале, о которую Ирвин ударился плечом, и камень разбил его до кости. Кость разрезала все важные мускулы, связки и сухожилия. В другой раз в Восточном Тиморе он спасал крокодила, который попал в бетонную трубу, и не было никакого способа вытащить его оттуда. Поэтому Ирвин нырнул внутрь вместе с животным. Крокодил схватил его мёртвой хваткой, в результате была вновь вспорота та же рука, и на этот раз разорвалось сухожилие. Однажды Ирвина ударил по голове крокодил, которого он поймал под водой. Затем его колени и голени порезало, когда он скакал на 4-метровом крокодиле. В другой раз по дороге на съёмки ему пришлось спасать кенгуру на обочине дороги. Когда он подошёл к животному, кенгуру ударил его и рассёк губу напополам», — сообщает NewsRu.

Те, кто видел его знаменитые трюки — а видели их, благодаря актерскому и режиссерскому таланту Ирвина, очень многие — могут подтвердить, что бесстрашный охотник казался заговоренным. После одного из бесчисленных опасных трюков, в одной из бесчисленных передач о бесчисленных похождениях охотника за крокодилами Ирвин обронил что-то вроде: «Вот так когда-нибудь и попадешься крокодилу в пасть, и тогда все скажут: “Наконец допрыгался”».

«Если большой старый аллигатор разжует меня в конце концов, я все равно постараюсь не выходить из фокуса камеры до самого смертельного конца, выкрикнув свое Crikey! Это будет пределом для меня», — говорил он журналистам, посмеиваясь. Умирая, он действительно не вышел из фокуса. Смерть Ирвина была заснята на пленку оператором, вместе с которым он снимал фильм. Охотник ошибся в одном: его убил не крокодил. Во время подводных съемок Ирвин проплывал над ядовитым скатом-хвостоколом, и тот внезапно атаковал его, пронзив сердце охотника ядовитым шипом. Стив успел вытащить шип из груди и скончался.

«Он умер, делая то, что любил больше всего», — сказал Джон Стейнтон, менеджер Ирвина.

Неизвестно, что заставило животное взбрыкнуть. В сравнении с теми трюками, которые играючи проделывал Стив, проплыть над скатом было детской игрой. Скаты нападают на людей крайне редко — известно лишь единственное убийство человека скатом еще в 1945 году. Смерть охотника исполнена величия и символизма. Великая мать-природа, которую так благоговейно любил и защищал Стив Ирвин, захотела поскорее вернуть себе одного из самых благодарных своих сыновей. Красивая, цельная жизнь, трагическая смерть — что еще нужно, чтобы войти в вечность?

Это был особый человек, красивый человек, влюбленный во все живое, настоящий фанатик своей профессии, эзотерической профессии, перешедшей к нему по наследству — уже на шестилетие самым желанным для него подарком стал питон, а девятилетний он вовсю ловил крокодилов. «Я выстроил всю мою жизнь в одну линию — чтобы спасать животных», — говорил Ирвин. Люди, неспособные на фанатизм, ни черта не стоят. Отличный артист и, видимо, крепкий деловой человек, он сумел распространить свои фильмы о дикой природе по всему миру и заразить своей любовью к ней даже снулых обитателей каменных коробок. «Не имеет значения, где вы находитесь и что вы делаете в Америке. Вы включаете теле, и вам делают очную ставку с насилием», — заметил как-то охотник за крокодилами. Он сумел, кажется, сделать невозможное: его, сеющая, без преувеличения, разумное, доброе, вечное передача была не менее популярна, чем американские шоу с насилием, разжигающие низменные инстинкты.

Стив Ирвин

«Даже при общении с самыми ядовитыми змеями в мире Стив Ирвин никогда не применял насилия», — пишут в некрологах газеты. Ирвин действительно не нуждался в насилии: он обладал великим умением почувствовать себя единым целым даже с ядовитой змеей. И все же и он был только человеком. Сегодня из ограниченного человеческого состояния он перешел в то бесконечно расширенное, безбрежное, которое называется смертью, а мы — мы стали еще беднее.

Вечная память.

Лично Товарищ У