Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Droid 5.5

Вопросы языкознания



На мой взгляд, правильнее сказать на мой слух, английский язык крайне неблагозвучен. И главное, невыразителен. Особенно неприятен он в американском варианте: ладно бы карканье, но это просто кваканье, дауническая шепелявость, артикль через слово и перманентная каша во рту. Обратил внимание, что, когда приходится разговаривать по-английски с иностранцами, перехожу невольно на немецкие или французские интонации — хочется облагородить как-то. Ладно бы этот язык был безобразен. Хуже: он безлик.
Collapse )
Беларус

Уеду

Пусть Родина бьёт меня лаптем под сраку –
Подам документы на Карту поляка.
Бывайце здаровы, жывiце багата –
А я отбываю к Шопену в пенаты.

Там нет злых ментов и безмолвных граждАнов,
Там сплошь все паненки, и пани, и паны.
Там, женщину встретив, ей ручку целуют
И меньше гораздо стучат и воруют.

Там так же в деревне навозом воняет,
Зато каждый третий шабелькой махает.
Не чарка и шкварка, а гонор и шпага,
Понтовая честь и шальная отвага.

Там сам Бонапарт кушал с пивом оладьи,
А я б с Бонапартом, пожалуй, поладил.
В Бескидах бурлит непокорная Висла,
А я в непокорности кое-что смыслю!

Там в Томысле Новом живёт друг мой Петя,
Который учил меня: «будем как дети!»
Он купит мне домик, лаптоп и машину,
Мы вместе с ним выпьем по пива кувшину.

Удел отщепенца терпеть мне доколе?
Уеду подальше от Папы и Коли.
Уеду, уеду, осталось немножко –
А вы оставайтесь, копайте картошку.
Droid 5.5

Серому, дружищу своему, и Девчонке Той

А помнишь, Серый, Ту Девчонку —
Девчонку Ту. Девчонку Ту.
Как ветер развевал юбчонку,
А ты душил. Душил мечту.

Как в сердце после каждой встречи
Вонзался нож. Вонзался нож.
Как верил ты, что время лечит —
Ошибся всё ж. Ошибся всё ж.

Глаза бездонно голубые —
Как небеса. Как небеса.
Спокойно грустные такие —
Но в них гроза. Но в них гроза.

Как странно вы гуляли вместе
По вечерам. По вечерам.
И злые языки, бесчестя,
Шептали: срам. Шептали: срам.

За руки взявшись, в лунном свете
Ты с Ней бродил. Ты с Ней бродил.
Ты счастлив был хотя бы этим,
Ты говорил. Ты говорил.

Ты Ей рассказывал, шалея,
Не про любовь. Не про любовь:
Про франкмасонов, про евреев,
Про бой быков. Про бой быков.

Не знаю, были ль вы близки с ней,
Там, под луной. Там, под луной.
Жена тебя утрами грызла,
Шипя змеёй. Шипя змеёй.

Ремонт, семья, собака, дети —
Но что с того. Но что с того.
С Ней не гуляешь в лунном свете,
И ничего. И ничего.

Вчера тебя в кафе я встретил —
Ты пил вино. Ты пил вино.
В дыму, в чаду тебя приметил.
И я спросил. Спросил одно:

А помнишь, Серый, Ту Девчонку —
Девчонку Ту, Девчонку Ту
?
Droid 5.5

Веселие и питие

Писатель Радзинский, упоенно попискивая, назвал как-то из телевизора, из которого он рассказывал о Наполеоне, пиво «напитком солдатского быдла». Писатель был прав: особо утонченным напитком пиво назвать никак нельзя. Упивание пивом в большом количестве выглядит крайне некрасиво и неблагородно. Некрасивая и неблагородная чернь предпочитает поэтому всем алкогольным напитком именно этот. («Я ненавижу англичан, они грубы, как и все люди, пьющие пиво» — замечает у Дюма то ли Арамис Атосу, то ли Атос Арамису.) Тинэйджеры-пролетарии, соловея, раздуваясь, наливаясь мочой и кровью, хлещут пенистую жидкость прямо из горлышка бутылки, в знойный ли летний день, на зимнем ли жестоком морозе. Короткие и неприятно грассирующие звуки отрыжек доносятся от шляющихся по дворам компаний.

Знакомые качки, радуясь, рассказывали мне, как поздно вечером, в полной темноте, опившись пивом, возвращались домой с какой-то своей тусовки. Один из них, абсолютный чемпион по рыганию, решил поставить рекорд и рыгнул так протяжно и громко, что слабый месяц, казалось, должен был упасть с неба на мостовую. И вдруг в темноте раздался суровый крик скрывавшейся в ней бабки:

— Свиння!

Collapse )