Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Droid 5.5

Вопросы языкознания



На мой взгляд, правильнее сказать на мой слух, английский язык крайне неблагозвучен. И главное, невыразителен. Особенно неприятен он в американском варианте: ладно бы карканье, но это просто кваканье, дауническая шепелявость, артикль через слово и перманентная каша во рту. Обратил внимание, что, когда приходится разговаривать по-английски с иностранцами, перехожу невольно на немецкие или французские интонации — хочется облагородить как-то. Ладно бы этот язык был безобразен. Хуже: он безлик.
Collapse )
Droid 5.5

Отель разбитых сердец. Часть четвёртая



Товарищ У

ОТЕЛЬ РАЗБИТЫХ СЕРДЕЦ
Записки пациента

Продолжение

4. БУДНИ

В восьмиместной (а лучше сказать восьмикоечной: затевалась она явно не как восьмиместная) палате возлежат на равноудалённых кроватях три бонвивана: я, Хромой и Бегемот. Бывалые пациенты, перележавшие здесь древних стариков, мы заслужили этот, увы, преходящий, комфорт. Ощущение такое, что мы знаем друг друга очень долго. Мы симпатизируем друг другу. И главное — мы умеем друг другу не мешать.

В коридоре топот: вылавливают бабку, которая не хочет выписываться. Медсёстры, санитарки, сын родной — интеллигентного, кстати, вида мужчина. «Не пайду! Я ешчо плохо сибя чуствую. У мяне вушах шумиць», — разоряется бабка. Из дальнейших прений выясняется, что без обеда она уж точно никуда не уберётся. Персонал идёт на уступки. Еду бабке торжественно несут в палату.
Collapse )
Droid 5.5

Отель разбитых сердец. Часть первая

Как и обещал, начинаю постить свои больничные мемуары. Будем считать, что они представляют собой нечто среднее между философскими и тюремными тетрадями. Будем надеяться, что они будут читателю интересны. Будем уповать, что последующие мемуарные записи автор будет вести в более весёлых местах. Правдивость же и аутентичность, вплоть до присоединённых звукозаписей, он гарантирует.



Товарищ У

ОТЕЛЬ РАЗБИТЫХ СЕРДЕЦ
Записки пациента



Hey now, if your baby leaves you,
and you got a tale to tell.
Just take a walk down lonely street
to Heartbreak hotel.

You make me so lonely baby,
I get so lonely,
I get so lonely I could die.

Elvis Presley



1. ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ АТОСА

Вначале был Арамис. Во всяком случае, он появился в узилище гораздо раньше всех остальных. Седовласый, заросший щетиной, розовый от многочисленных капельниц, в розовой же футболке, испещрённой иностранными словами, изящным жестом мыслителя двигая по макушке очки в золочёной оправе, он уверенно барражировал среди кроватей с престарелыми сокамерниками, неспешно, скуки ради, изрекая вальяжным профессорским голосом особо циничные ругательства.

Нас с Атосом и Портосом привезли в один день; к тому времени Арамис уже знал многое. Им, подозреваю, был уже хорошо изучен архетип больного-сердечника — нервный слабосильный старик, измученный жалостью к себе, изо всех сил хватающийся за любой предоставляющийся жизненный бонус. Бонусы же в таком положении, как вы понимаете, со всей неприглядной очевидностью убоги и худосочны.
Collapse )
Droid 5.5

Крысиный лев

В различных источниках (как правило, художественных) упоминается следующий способ борьбы с крысами: десяток крыс закрывали в ящике и не кормили.

Через некоторое время оставалась одна, самая сильная и злобная крыса, которая выживала, съев всех остальных. Она значительно увеличивалась в размерах за счёт её диеты и могла питаться только другими крысами, никакой другой пищи она не воспринимала. Это и был «крысобой».

Крысобои сдавались в аренду за деньги — в том числе на корабли во время их стоянки в портах. Запущенный на корабль любых размеров, крысобой зачищал его от крыс в течение недели-двух. Ещё между «крысиными волками» устраивали схватки (бои на выживание).

Согласно другим сведениям, сразу после выпуска на свободу крысобой подвергался атаке нескольких (до десятка) обычных крыс, которые быстро душили крысу-охотника.

По материалам Википедии

Collapse )
Pope

Тысяча чертей

Опять щёлкал каналами. Занятие это не безопасное. Был наповал сражён очередным шедевром советского трэша. Внезапное появление на телеэкране Боярского, в белом шарфе, за рулём трактора сдвинуло точку сборки в места доселе совсем уж неизведанные. «Сивка-бурка, вещая каурка, стань передо мной, как лист перед травой», — с жутким весельем в голосе распевал заклинание Михаил, суперзвезда совкича, незабываемый д'Артаньян с овощной базы, почему-то сразу несколькими голосами, словно бы легион демонов вещал из него. Асмодей, Аваддон, Астарот... Сон разума рождает чудовищ. В том была нестерпимая экзистенциальная непристойность, которую способны адекватно передать лишь отечественные фильмы семидесятых. Весёлая советская девушка в красном, с грязноватыми волосами, ни о чём не подозревая, выплясывала на фоне мрачной невыутюженной занавески. «Ты поймёшь, что пробил час», — пророчил Боярский за рулём, дьявольски усмехаясь, огни преисподней плясали в лобовом стекле его ужасного трактора, сметающего всё на своём пути, и фары трактора пылали, как глазницы Зверя. Более не было сомнений: исполнитель олицетворяет Сатану, а лысый с тупым лицом, у которого Бояра украл ключи, и есть господь Бог. И вот — открыты ворота Ада, легион бесов вырвался наружу, хором распевая сивку-бурку, круша всё на своём пути, недоумковатая девка Ева ничего не подозревает в своём утлом жилище, а трактор уже едет за ней, за всеми нами!.. Но самое жуткое в этом — это то, что у господа бога, оказывается, такое лицо... какая безысходность!.. Страшный трактор стал; Боярский вышел, выделывая пируэты; он уже не открывал рот, а чревовещал демоническим хором. Грязный сугроб, телефонная будка, забор. Смотрите же, он идёт к вам, он идёт за вами! И не говорите, что я не предупреждал.



Трактор поехал погулять. Крыша вслед за ним.
Collapse )
Беларус

Последний бастион белорусского духа

Знаете ли вы, что такое драники? Нет, вы не знаете, что такое драники.

Человек есть то, что он ест. Не помню, к стыду своему, кто это сказал — но сказано абсолютно верно. Выбор питания — проблема не только физиологическая, но и духовная. Понятно, какое значение приобретают поэтому гастрономическое искусство и общепит: вопросы питания (и конечно, пития!) и вопросы менталитета связаны неразрывно. Если вам заявляют, что «нынешнее поколение выбрало пепси», речь идет уже ни больше не меньше как о вопросах национальной безопасности.

Когда-нибудь я напишу целую книгу о метафизической кулинарии; а пока ограничусь рассказом об одном чрезвычайно важном для белорусской нации блюде.

Белорусов неспроста называют бульбяниками. Питательная связь с бульбой, этим могучим подземным растением, есть воплощение их связи с родной землей. Эту землю веками топтал, жег и нарезал то надменный лях, то охальный москвин, то жестокий немец — а она все равно порождала бульбу, и бульба служила пищевым оплотом изнуренного народа, ушедшего, подобно бульбе этой, в землянки, но сохранившего свое национальное своеобразие.

Драники есть квинтэссенция белорусского гастрономического духа. Бесхитростная и изящная одновременно, она не каждому позволяет себя понять. То, что подают вам в общепите, никакие не драники, а лишь бы что. Разве можно назвать драниками те резиновые картофельные комья с кусочками сала внутри, которые предлагают к употреблению в пищу в столовых, бистро и ресторанах и которые отличаются друг от друга лишь степенью подогретости и прорезиненности? Ни в одном из заведений массового питания, вне зависимости от его ранга, я не вкушал еще нормального драника. Душа человека, поглощающего этот суррогат вместо сакрального блюда, невыносимо уродуется, происходит грубейшая профанация и подмена в массовом числе. Не в последнюю очередь это обстоятельство заставляет меня подробно изложить канонический рецепт.

Вообще говоря, следовало бы начать со сбора картошки, но учитывая, что почти каждый сегодня ее покупает, я опускаю этот безусловно важный момент. Картошку лучше всего приобретать у аутентичного дедки или аутентичной бабки на рынке, а не в бездумном и бездушном супермаркете. Ну, на крайний случай, что делать, подойдет и супермаркет для хилых птенцов асфальтовых гнезд.

Выбор картошки красноречивее всего говорит, в каких отношениях ты находишься с Провидением. Иногда на вид она будет бодрой и бравой, а принесешь домой, сваришь — и получишь какой-то сладкий пластилин. Это значит, что живешь ты неправильно и поедать картошку, хоть в мундире, хоть без оного, недостоин.

Подойдя к ведру с картошкой, низко поклонись ему — картошка, говорят белорусы, второй хлеб. Выбери тринадцать самых лучших картофелин, попроси прощения у каждой из них за то, что собираешься с ней сделать, аккуратно вымой в холодной воде и бережно очисти. Лучше всего разговаривать при этом с картофелиной, чтобы она почувствовала твое уважение с самого начала; шепчи ей что-нибудь ласковое, однако соблюдай пафос дистанции — не впадай в фамильярность.

Далее замолчи и мелко натри картофель на терке до состояния белой жижи. Полностью отдайся процессу, отключись от всего, что происходит вокруг, забудь о своих никчемных мечтаниях и планах. Остерегайся, читатель, использовать при этом какой-нибудь кухонный комбайн — это неразумное и самонадеянное кощунство над блюдом. Ты должен натирать картофель собственноручно и трудолюбиво, ты должен хорошенько постараться, чтобы драники несли в себе неповторимую энергию ритуала. Добавь одну-две ложки муки — чем меньше, тем лучше, мука лишь необходимый компонент, а не самоцель, раздуваться от муки, жря, дело нехитрое. Добавь также куриное яйцо, одно, а лучше два (перед неродившимися цыплятками тоже не мешало бы извиниться). Посоли, поперчи черным перцем (умение правильно солить и перчить — дело далеко не такое простое, как может показаться: оно требует вкуса, опыта и интуиции). Размешивая субстанцию, напевай:

Бульба-бульба, лáду-ладý.
Яйка-яйка, лáду-ладý.


Смесь выкладывай небольшими порциями ложкой (лучше всего деревянной) на сковороду на огне, предварительно разогретую и политую маслом, — выбор масла я оставляю на твое усмотрение, читатель, надеюсь, ты понимаешь, как он важен, но сознательно не говорю о том, какой состав масла в данном случае оптимален, должно же быть у тебя при приготовлении хоть какое-то пространство для творчества. Хорошенько при этом расплющивай выкладываемые порции! Драник должен быть прожаренным и плоским, — если он вздутый и тянучий, то это вовсе не драник, а грубая картофельная баба. Профаны часто добавляют-таки в исходную смесь еще с полстакана простокваши, тогда блюдо становится более рыхлым, синим и водянистым, а драник, каким он должен быть, тонок, золотист и прожарен, с хрустящим окаймлением. Берегись простокваши, читатель! По той же причине в драники нельзя добавлять лук, как это часто делают самые добросовестные их приготовители. Вообще, ничего лишнего: истинный драник блистателен именно своей простотой. Бульба должна знать, что ты проникся осознанием ее исключительности; если ты будешь обращать слишком много внимания на другие компоненты, она может и обидеться. Впрочем, если уж ты такой любитель простокваши, утешаю тебя: магия блюда слишком сильна, даже твоя бренная простокваша не в силах ее уничтожить.

Жарятся драники с двух сторон, тщательно и любовно. Наблюдая за ними, шипящими, на сковородке, душевно исполни народную песню «Купалінка, купалінка, цёмная ночка». Картофель должен чувствовать твою любовь — тогда он отдастся тебе с неменьшей нежностью. У этого обитателя подземелий великая душа!

Следует употреблять драник в пищу со сметаной, обмакивая его в чашку. Есть можно и руками, национальное блюдо выше цивилизованных церемоний. Скушать все надобно тотчас же после приготовления — холодным драник теряет свою силу. Покушавши, можешь и расслабиться. До следующего раза.


*     *     *

Вместо постскриптума. Альбина Леонидовна добавляет в драники морковь, А Филипцовы так и вовсе поедают их с мясом. Не уподобляйся.
Droid 5.5

בכיסי אין שום דבר

в продолжение темы. Перевод на иврит от принявшего эстафету igal_istttt

Бэ киси эйн шум давар
Прат ми угия дфука
Коль эхад ми итану
Угия дфука

Коль ха ём ани пакахти
Ве пакахти аль ха тик
Коль орэх хаяй
Пакахти аль ха тик

Эйн лё дэлет, лё халон
Рак бэ акуз мелафефон
Арци шели
Бе акуз мэлафефон
Коль ха мединот - бэ акуз мелафефон

Бэ Ярден у бэ Кишон
миней хара мешадрим
Амейну ко охев
кше миней хара мешадрим

Рак парит эхад ба кис
Угия лелё тахлит
Коль эхад миитану
Угия лелё тахлит

Очень правильный почин. Настоящее искусство не знает границ, настоящий перевод, как написал автор украинского перевода, - перевод не просто с языка на язык, но и с культуры на культуру. Если есть еще переводы на другие языки, пишите.

Droid 5.5

Геенно-огненное

Слушая особо мерзостный и циничный альбом группы ДК восемьдесят четвертого, кажется, года, так и задумываешься - а в самом ли деле ничто не вечно под луною?

Колеса сильно застучали, -
Уходит вдаль пустой вагон.
Все инвалиды закричали,
На верхней полке - почтальон...
Забита дверь у туалета,
Хромой мужик дымит в окно,
А за окном проходит лето,
Полями тянется оно.
Стоянка поезда - минута,
Ротару про любовь орет,
"Нужны ли яблочки кому-то?"
Малец в который раз блюет.
Мы приезжаем очень рано,
Я крошки за окно трясу,
А у вагона-ресторана
Народ скупает колбасу.
В помойке притаились банки,
У почтальона сон прошел,
Там на платформах едут танки,
И голова летит на стол.
Два хулигана мочат Витю,
Григорий бабам кинул понт,
Летите, голуби, летите -
Пока рогатку сдал в ремонт...
Аэроплан рисует небо,
Бульдозер роет котлован,
Мужик доел кусочек хлеба,
Пошел искать - нажать стоп-кран...
Увы, - романтика остыла,
Что будет, знаю наперед:
Я бью соседа прямо в рыло,
И вот - милиция идет.
Droid 5.5

Пупки

Недавно появившаяся мода на голые женские пупки открыла мыслителю широчайший простор для рассуждений. Сколь самобытны и различны конфигурации каждого из них! Прекрасные и уродливые, восхитительные и ужасные, маленькие и большие, изящные или, наоборот, выпуклые и непристойно выпирающие случайно оброненной на мостовую собачьей колбаской… — воистину, сколько женщин, столько и пупков!

Пупок есть сакральнейшая часть человеческого тела, ибо пуповина в момент нашего появления на свет связывала нас с изначальным, с телом, которое дало нам жизнь, с бесконечной протяженностью предбытия… Не видится ли в связи с этим в столь откровенном оголении пупа та самая профанация, болезнь века, которой я всего более страшусь? Разумеется, нет. Ибо пришло время, когда сакральное должно стать откровенным, победоносным и агрессивным – именно таков вид красивого женского пупка в теплую летнюю погоду! Даже и в непрезентабельном, в нем есть нечто непристойно-философское… Пусть же распустятся сто пупков, хотя еще интереснее глядеть на девушек с декольте.

И какой же простор для рассуждений открывается тогда!

Впрочем, Читающий Это, остерегайся в таком случае слишком много рассуждать.
  • Current Music
    Маленькая ночная кумпарсита