Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Droid 5.5

Коломбо



У нас во дворе, до самой своей смерти, проживал алкаш по прозвищу Коломбо. О своём сходстве с культовым персонажем он знал и явно этот персонаж косплеил, раздобыв даже где-то светлый плащ. Он подходил к коллегам бочком, характерно сощурясь, а те кричали ему, радуясь, как дети:

— Ёб твою мать! Коломбо! Пошли бухать, Коломбо!

— Идите нахуй, — неизменно отвечал Коломбо, вызывая тем самым ещё более радостный смех. Но на самом деле, конечно же, соглашался и очень скоро напивался с друзьями до полной кондиции.

Потому что настоящая, а не дутая знаменитость никогда не задирает нос.
Косыгин

Великая иллюзия



Дворы, дворищи, дворики. По старой задумке мечтательных советских архитекторов исполненные вымахавших до неба, почерневших деревьев, покосившихся качелей, разлезшихся песочниц и резных языческих фигурок. Серыми тропинками к ним по растрескавшемуся асфальту трусят бродячие собаки и местные жители, одинаково печальные и придавленные невыносимым, серым же, восточнославянским небом. И дворики тоже печальны, энтропийные, обособленные и забытые.
Collapse )
Droid 5.5

Имена собственные



Имена, данные по рождению, чаще всего не отражают ёмко сути носителя. Приходится корректировать их в соответствии с первоначальным замыслом божьим. Нужно ли говорить, что корректирующий берёт на себя много, иногда слишком много. И всё-таки осуществлять такую корректировку — проявление не гордыни, а уважения к ближнему. Танек с андрюшками-то пруд пруди, а правильно данное прозвище запоздало наделяет носителя индивидуальностью.

Школы пока касаться не буду. Вспоминаю отчий дом времён своего благословенного детства, и двор его, по которому мы, тинэйджеры, блуждали, аки обезьяны в джунглях. Кликухи, начиная с первого подъезда, распределялись так.
Collapse )
Droid 5.5

Царь Ирод Парашливый

children00000001


Всё таки развалят, твари, Украину. Не так снаружи, как изнутри.

«У нас будут пенсии, а у них нет. У нас дети пойдут в школы, а у них будут сидеть в подвалах. У нас все будет хорошо, а у них нет. Победа у нас в голове!»
«Президент» Порошенко.

Что на самом деле творится в данной голове, представить трудно. Радоваться, что дети твоих всё ещё сограждан, не просто сограждан — людей, за которых ты ответственен — сидят под твоими же бомбёжками в подвалах, может лишь больной извращенец с ублюдочным восприятием мира. Такой у власти и благополучную страну угробил бы, не то что подточенную во все стороны и со всех сторон.

Бедная Ненька.
Pope

Детские песенки


Вот странно: в детстве я был очень музыкальный мальчик, да и сейчас без музыки просто жить не могу, а вот когда спрашивают, какая у меня была тогда любимая детская песня, ничего как бы и не вспоминается.
Collapse )
Droid 5.5

К вопросу о Бабае

Бабай — самый страшный и самый таинственный персонаж советского детства. О нем узнавали гораздо раньше, чем о Черной Руке, Красном Пятне или Черной Волге С Номером ССД (Смерть Советским Детям). То был фольклор уже почти тинэйджерский, а Бабай заставлял трепетать детей куда более нежного возраста. Бабай был олицетворением того изначального, глубинного, неотвратимого, архетипического ужаса, который сопит, клубится и скребется за спиной человека с самого рождения. "Будешь плохо себя вести — заберет Бабай", — говорили маленькому капризнику мамки и няньки, и тот застывал, холодея, парализованный ужасом. Он знать не знал, как и они, кто такой Бабай, но всею своей маленькой тушкой ощущал абсолютное зло, скрывающееся за этим словом... Позже, когда ребенок немного подрастал, делая первые шаги в социуме, ему говорили уже "Дядя Милицанер заберет". Дядя Милицанер закономерно становился преемником Бабая. Народ справедливо выводил необходимость исполнения полицейских функций из всеобщего страха и всеобщей задавленности: туда нельзя, сюда нельзя, так себя вести не можно.

Я мог бы написать целый трактат об архетипах страха, дорожных указателях на протяжении всей той Highway to Hell, которой является усредненная до безумия человеческая жизнь, и, может быть, еще сделаю это. Пока ограничусь изложением следующего неизвестного до сих пор для меня факта, пусть это будет очередная монетка в копилку.

Я всегда считал, что слово "бабай" имеет тюркское происхождение, и даже представлял этого таинственного персонажа как кровавого азиатского старика в тюбетейке. Безумные глаза, зловещая ухмылка в редкой бороденке, штопаные шаровары, покорный ешак, плетущийся сзади, мешок, набитый детскими трупиками, поперек седла. Это ошибка, конечно — разве можно вообще представить абсолютный ужас? Есть еще вариант происхождения чудовищного имени — глагол "баiць" по-беларуски, на языке, одном из наиболее близких к старославянскому, означает рассказывать, излагать историю. Получается все как по классику: "Баiць цi не?" — спрашивает лукавый дедушка, любитель страшных историй, скрючившегося в ужасе под одеялом внука. — "Ба-бай", — заикаясь от страха, но не в силах противостоять извечной человеческой тяге к таинственному, отвечает тот.

Однако в "Книге вымышленных существ" Борхеса, в статье "Пожиратель теней", читаем:

Collapse )
Funes

Воробьиная элегия

К вчерашнему посту

У крыльца воробьи с наслаждением
Кувыркаются в листьях гнилых...
Я взираю на них с сожалением,
И невольно мне страшно за них:

Как живете вы так, без правительства,
Без участков и без податей?
Есть у вас или нет право жительства?
Как без метрик растите детей?

Как воюете без дипломатии,
Без реляций, гранат и штыков,
Вырывая у собственной братии
Пух и перья из бойких хвостов?

Кто внедряет в вас всех просвещение
И основы моралей родных?
Кто за скверное вас поведение
Исключает из списка живых?

Где у вас здесь простые, где знатные?
Без одежд вы так пресно равны...
Где мундиры торжественно-ватные?
Где шитье под изгибом спины?

Нынче здесь вы, а завтра в Швейцарии,
Без прописки и без паспортов
Распеваете вольные арии
Миллионом незамкнутых ртов...

Искрошил воробьям я с полбублика,
Встал с крыльца и тревожно вздохнул:
Это даже, увы, не республика,
А анархии дикий разгул!

Улетайте... Лихими дворянами
В корне зло решено ведь пресечь —
Не сравняли бы вас с хулиганами
И не стали б безжалостно сечь!

Cаша Черный, 1913